Таким образом можно констатировать, что обвинения против западных стран, которые часто выдвигаются развивающимися государствами, в том, что якобы вооруженное вмешательство во внутренние дела других стран под прикрытием правозащитной риторики — это чисто западная концепция, не всегда имеет основания. На самом деле злоупотребление гуманитарной интервенцией может иметь место не только со стороны мощных западных держав в отношении слабых государств, которые развиваются, но и среди стран «третьего мира». Впрочем, страны «третьего мира», которые прибегали к использованию вооруженной силы на иностранной территории в целях защиты гражданского населения от систематических нарушений прав человека, пытаются избежать использования самого термина «гуманитарная интервенция», который вступил в их глазах крайне негативного политического значения.

Последним моментом, на который хотелось бы обратить особое внимание, является то, что в условиях бездействия мирового сообщества в лице такой уважаемой институции, на которую возложена основная ответственность по поддержанию и защите мира и безопасности, как ООН, гуманитарная интервенция иногда была хотя и крайне сомнительной с юридической точки зрения, но одновременно последним эффективным политическим и военным средством защиты жизни и фундаментальных прав человека. В этом отношении мы должны признать, что противоречия между капиталистическими и социалистическими странами в условиях «холодной войны», которая вызвала неспособность ООН эффективно бороться с гуманитарными кризисами, в отдельных случаях делало гуманитарную интервенцию, осуществленную заинтересованным государством, единственной возможной альтернативой продолжению широкомасштабных убийств и пренебрежению правами человека.