Не остался в стороне от рассматриваемой нами проблемы и Эмер де Ваттель, последователь «отца международного права» Гуго Гроция. Так, в своей книге «Право народов» этот выдающийся родоначальник знаменитой юридической школы в 1758 г. писал: «Если правитель, нарушая основные законы, дает своим подданным законное основание для совершения ему сопротивления, если своей тиранией он побуждает народ к восстанию против своей власти, то каждая иностранная держава может с полным правом оказать помощь угнетенному народу, который просит этой помощи «.

Эмер де Ваттель произвел, в свою очередь, значительное идейное влияние на взгляды американских революционеров, которые вели борьбу за независимость северо-американских штатов от Англии в конце XVIII в.

Довольно интересную мысль высказал также английский писатель Уильям Годвин, который в трактате «Рассуждение о политической справедливости» утверждал, что «есть только две справедливые причины войны, а именно — защита собственной свободы и свободы других».

«Хорошо известно отрицание, — пишет Годвин в трактате, — против второй из этих причин заключается в том, что» нации не должны вмешиваться во внутренние дела друг друга «, но можно только удивляться, что такое неразумное отрицание так долго принималось во внимание. Истинный принцип заключается в том, «что народ и индивид только тогда способны владеть любой свободой, когда они понимают её природу и хотят владеть ею; поэтому было бы несправедливым мероприятием заставлять народ быть свободным, но когда народ сам желает этого, помощь ему является моральным долгом каждого «.

Отсюда хорошо видно, что в традиционной доктрине международного права, основной специфической чертой которого было право на войну (jus ad bellum), все же шла борьба за ограничение этого права на войну и за его возможно более гуманистическую интерпретацию. В этом смысле право государства на вооруженное вмешательство во внутренние дела других государств по гуманитарным соображениям в условиях отсутствия в классическом международном праве эффективных средств принудительной защиты прав и свобод личности против религиозного и политического угнетения могло иногда играть положительную роль.