Во время войны представитель Пакистана неоднократно обвинял Индию в «агрессии» и нарушении территориальной целостности, в то время когда Индия отмечала уважать права человека и право народа Бангладеша на самоопределение. Относительно мотивов, которыми руководствовалась Индия, то, несмотря на слова индийского представителя в ООН, «что в данном случае наши мотивы и намерения были абсолютно чистыми — спасти население Восточной Бенгалии от страданий», все же было ясно, что Индии было стратегически выгодно способствовать разделению Пакистана на два независимых государства и повышению своего влияния в Бангладеше.

В декабре 1971 г., выступая в Совете Безопасности, представитель Индии заявил: «Беженцы, геноцид и угнетение, пренебрежение всех гражданских прав — все это было реальностью. Так же как вполне были реальными провокации со стороны Пакистана и признание Индией Бангладеша как независимого государства».

Несколько позже, 12 декабря, индийский представитель именно так охарактеризовал причины интервенции: «Не Индия объявила и начала войну, не Индия несет ответственность за возникновение условий, которые привели к конфликту, не Индия начала репрессии и геноцид. Объединенные Нации оказались неспособны справиться с главной причиной проблемы в Восточной Бенгалии. Неформальные консультации, проведенные в Совете Безопасности в июле и августе, показали неспособность мирового сообщества, в силу ограничений, наложенных к доктрине внутренней юрисдикции, действовать в данном деле. Перед лицом явного нарушение Всеобщей декларации прав человека, а также положений ст. 55 и 56 Устава ООН со стороны Пакистана. Совет Безопасности и ООН должны были бы вмешаться и убедить Пакистан вернуться к здравому смыслу. Но этого не случилось. В то время, когда события назревали в направлении нынешней трагедии, ООН продолжала пребывать в бездействии в силу соображений, связанных с доктриной внутригосударственной юрисдикции».

После того, как на две резолюции, призывающие к установлению перемирия, было наложено вето, Совет Безопасности наконец принял резолюцию о передаче вопроса на рассмотрение Генеральной Ассамблеи за отсутствия консенсуса между постоянными членами Совета Безопасности. Ассамблея собиралась дважды и приняла резолюцию (104 — «за», 11 — «против»), которая содержала призыв немедленно прекратить огонь и отвести войска конфликтующих сторон.

Таким образом, мы должны сделать следующие выводы, вытекающие из этого примера: во-первых, во время этого гуманитарного кризиса ООН оказалась неспособность на протяжении 9 месяцев принять необходимые меры для прекращения массовых нарушений прав человека в силу отсутствия консенсуса между постоянными членами Совета Безопасности; и во-вторых, гуманитарная интервенция Индии показала наличие определенного противоречия между такими основными принципами международного права, как принципы суверенного равенства и территориальной целостности государств, с одной стороны, и принципом уважения прав человека и принципу самоопределения народов, — с другой.