Так, на шестой международной конференции американских государств, проходившей в Гаване в 1928 г., страны Латинской Америки пытались юридически кодифицировать и закрепить принцип невмешательства государств в дела друг друга.

Впрочем глава делегации США на конференции Ч. Юз при обсуждении этого вопроса заявил, в частности, следующее: «Время от времени наступает положение, когда не действует верховная власть, когда в некоторых районах совсем нет правительства, когда в течение определенного времени в известных ограниченных границах совсем нет государства. Вот эти условия, которые создают трудности, с которыми мы подчас сталкиваемся. Что нам делать, когда правительство перестает существовать, а жизнь американских граждан оказалось в опасности? Должны ли мы смотреть на то, как их убивают вследствие того, что при этих условиях правительство потеряло власть и возможность нести ответственность, не может больше предоставить необходимую охрану? Я не говорю о актах насилия, о беспорядках, о тех досадных инцидентах, которые могут произойти в любой стране, даже с хорошей администрацией. Я говорю о случаях, когда само правительство становится на некоторое время неспособным функционировать из-за трудностей, с которыми оно встречается и которых оно не может преодолеть. Один из принципов международного права состоит в том, что в таком случае правительство имеет полное право проявить активность — я бы назвал это вмешательством временного характера (interposition) — в целях охраны жизни и собственности своих граждан. Я мог бы сказать, что это не иитгервенция. В учебниках можно прочитать, что это не ииггервенция. Ясное дело, что Соединенные Штаты не могут отказаться от права защиты своих граждан. Ни одно государство не может от этого отказаться. Международное право не может быть изменено резолюциями этой конференции. Международное право остается в силе «.

Как показала дальнейшая практика, США были не столько обеспокоены необходимостью оказания срочной гуманитарной помощи своим гражданам на территории иностранных государств, а также тем народам, которые угнетаются, сколько хотели оставить для себя повод в виде субъективной интерпретации понятия гуманитарной интервенции как исключения из принципа невмешательства.